На главную Написать письмо
 
Наши партнеры



Мы в соцсетях





Опрос
Как часто вы ходите в библиотеку?
Ежедневно
Раз в неделю
Раз в месяц
Раз в год
Я не хожу в библиотеку

Мария Гордина

Постучались

Постучались люди, думали услышу.
Постучались люди, постучались в крышу.
Отозвались двери, задушенные замками,
Комнаты глазели на меня небелеными потолками.

Постучался ветер, ожидал услышу,
Распевался ветер у меня на крыше.
Я взлетела быстро, заплела волосы в букеты.
Его недалёкая подружка даже подпела мне
пару куплетов.

Постучалось лето, не застало дома.
Пробежалось лето по моим знакомым.
Распустило сплетни,
Распустило косы,
Нам, как самым летним,
Оставило пару вечных вопросов.

Взрослые дети

Не знаю куда, не знаю зачем она меня позвала.
Я знала придёт (я вижу ведёт)
но скоро так не ждала.
Зимняя вьюга – прокуренная певица,
Сдавленно воет подстреленной волчицей.

На окне свитер. За окном ветер.
Странные люди эти взрослые дети:
Кто-то на стены, кто-то по свету,
Кто-то на сцену, а кто-то – в поэты.

Сердце тикает и часы тикают,
Но спроси у любого:
Если разбить часы, заглянуть туда –
Там нет ничего живого.

А мне то холодно, то жарко,
Не знаю: усну, не усну.
Я слышала, утром у парка
Трамвай перерезал весну.

Маски

Не трогай моё лицо! На нём маска…
Под небом наших улиц снова маскарад:
Вечный сон, старая сказка,
Двуглазых чудовищ стихийный парад.

Слушай меня, не криви лицо!
Сегодня мой бред, как никогда, меткий.
Танцуют фигуры, сжимая кольцо
И руки ломают, как тонкие ветки.

И ждут, и боятся, что выйду из круга –
Просто уйду, скинув маску…
И они не смогут ласкать друг друга,
Проснувшись, забудут старую сказку.

7.30

Утро - семь тридцать.
Мой сосед напротив начинает бриться.
Он больше не стучит в левую стенку:
Он пошёл на жёсткий и личный принцип.
Грязный пол, в зелёнке коленки –
Ну, какие на фиг, прекрасные принцы!

Обычно с утра я драю палубу.
Потом иду к своим соседям
и выслушиваю жалобы:
Чуть громче, чуть тише –
государственный штамп.
Моя подруга – девушка-вамп.

Вечер – семнадцать сорок.
Спокойной ночи – вечерние разговоры!
Я прошу говорить потише,
Сама молча кричу по привычке.
Мне от тебя, к вокзалу ближе:
За тридцать секунд, по зажжённой спичке.

Болезнь

Город отбросил этот вечер грубо.
Бездомное утро жмётся у ног.
Он хотел остановить меня, стотрубый,
Хотел остановить! Но, как всегда не смог…
Тишина пришла, я тишины хотела.
Деревья-актёры – реверанс векам.
Зима боится, она остервенела:
Не сможет бесконечно
прикасаться к твоим щекам.
За стекло смотрю – за стеклом прохладно.
С трудом улавливаю уличный звук.
Кафель в ванной, белошоколадный,
Не тает от прикосновения рук.
Письма приходят, без ответа уходят,
Звали куда-то, но я не пошла.
Каждая болезнь когда-то проходит,
Вот и странная моя болезнь, похоже, прошла.

Эверест

Стопой ступлю на гравий – Эверест,
Мой постамент и, если хочешь – сцена!
Я так устала от смешных невест
И от того, что жизнь моя – арена.

Ты далеко и это только часть,
А я всё жмусь к гудкам и кнопкам колким,
И не пойму, какую карты масть
Мне к рукаву пристёгивать иголкой.

Ты там, я здесь – всё просто, ты же видишь…
Зима весне небрежно отдаётся.
Ты километры молча ненавидишь.
А я грущу. Но всё же мне поётся.

И я иду, сшибая снег с бордюра.
Слепа, глуха и нервов – слишком много,
И идиотская, наверно, процедура –
Считать секундами проклятую дорогу.

Вчера

Со вчерашнего дня на стене пятна,
На полу вчерашний извёсточный снег
И вчерашних гостей след невнятный
И невнятные пятна вместо век.

А вчера здесь какие-то люди дышали.
Мешали карты, смотрели странно,
Штрихуя цветными карандашами
На теле стола сквозные раны.

И я вчера была слишком грустной:
Смеялась мало и мало пела.
Сидела, красилась очень густо:
Глаза – слезами, а губы – мелом.

***

Холодная зима, и так который год:
Я грею свои мысли, ты греешь свои ноги.
И твой сосед молчит, опять чего-то ждёт,
И снова врёт про то, что видел, идя по дороге.

Она сидит у стола, поёт, потирая руки,
И свитер сползает с неё чёрной улиткой.
Она искала меня, ловила чужие звуки,
Ломала, изящней всех,
кусок шоколадной плитки.

А я стою у окна, смотрю изнутри и вижу:
Мальчик сидит в снегу,
и глядит из-под чёлки – среза.
А старый пёс к нему жмётся,
ласкает его и лижет,
И люди, сбивая снег, чеканят шаги трезво.

Четыре

Четыре стены с четырёх сторон,
Четыре дня до лета,
Четыре крыла у двух ворон,
Четыре стороны света.

Четыре глаза у тебя на лице,
Два из них не твои,
Четыре слова ползут в кольце,
Четыре и все – мои.

Четыре дерева у окна,
Четыре цифры билета,
Четыре ветра и я одна
В четырёх направлениях света.

***

Так больно, только почему,
Внутри твой взгляд, гвоздями вбитый.
Пустыни у зимы займу,
А под ногами пол небритый.

В глазах упрямая печаль.
Из окон, как прежде, чьи-то маты.
Себя и листья страшно жаль.
А дворник пьяный и лохматый.

Открыла форточку, ору! –
Пускай бегут и всем доложат,
Что в сердце – чёрную дыру –
Зимой войти никто не сможет…

Едкий город

На улицах следы ушедших самозванцев.
Упасть и не подняться – какая дерзость!
Уйти куда-то влево от этих станций,
Смотреть в лицо зиме – какая мерзость…

И медленно уйдёт проклятый холод.
И от сухих паров нам станет жарко.
В кого же ты влюблён, мой едкий город?
Кого целуешь листьями по паркам??

И даже по ночам змеиный слышен шелест,
И не заткнуть рукой живые эти звуки.
Забытых горожанок простая прелесть
У твоего огня погрела руки.

И мелкие шаги твоих строений,
И гулкие слова твоих трибун,
И тысячи простейших настроений,
И мыслей молодых слепой табун.

Посвящение В. Цою

Твои глаза глядят на нас сквозь вечность,
А мы спросонья кофе с чаем путаем.
И, у динамиков зимуя,
Устало пальцы в струны кутаем.



Календарь праздников



Юбилеи года



Читателям



Информация

Яндекс цитирования

 

2007-2017 © Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Усольская городская централизованная библиотечная система"