На главную Написать письмо
 
Наши партнеры



Мы в соцсетях





Опрос
Как часто вы ходите в библиотеку?
Ежедневно
Раз в неделю
Раз в месяц
Раз в год
Я не хожу в библиотеку

Руслан Кузнецов

Камыши

Одиноко стоят камыши
На закате, у заводи сонной;
Точно бы о спасеньи души
Богомольцы перед иконой
В час вечерний, молитву творя…
К небу пухом восходит молитва,
А вокруг полыхает заря
Словно где-то великая битва.
Все мы, люди, - непрочный камыш,
Сердцем истину я понимаю.
Оттого и вечернюю тишь
Как подарок судьбы принимаю.
Я ведь тоже по жизни бреду
Словно в поиске тихой низины…
В камышовую эту среду
Тянет душу мою – камышину.

***

Мне не нужно иной
Ни любви, ни тревоги;
Нет у русского сердца
отдельной судьбы…
Я всецело един
С журавлем одиноким,
Что над старым колодцем
У сельской избы.
Пусть душа широка
Словно дикое поле…
Но средь сотен людей,
Среди тысяч дорог
Остаюсь обреченно
По Божьей ли воле?
Журавлем у колодца
Как перст одинок.

***

Я не стану искать дороги,
Где пойду, там и будет тропа.
И судьбы обивать пороги
Не желаю. Катись судьба…
Подыхай золотая надежда.
Ни даров не хочу,
Ни крох…
Буду жить, молодой невежда,
Словно новый, невиданный бог.

***

Эх, блондинистая брюнетка,
Может краше тебя не найти,
Но фальшивая ты монетка –
Не шелохнется сердце в груди.
Не заманишь обманчивым светом
Безмятежно лучащихся глаз.
Не зазря называюсь поэтом,
Я видал не такой мастер-класс…
Я однажды держал до рассвета
На груди, -
Словно с неба звезду –
Высших проб золотую монету,
Но и ту позабросил,
И ту…

О поэзии

Кто-то размышляет категориями
По иному думает поэт.
Велика страна Фантасмагория,
Вход распахнут, а исхода нет.
Бесполезно, выйти не пытайся,
Коль вошел сюда учеником,
Совершенством Слова проникайся
Как Данила – каменным цветком.

***

В. Тихомирову

Стал другим.
Тоска меня пронзила –
эта вездесущая игла.
Молодости озорная сила,
пенной брагой в дыры протекла.
Не ищу
царевну за горами,
не скачу
в игольное ушко…
Словно пес
зализываю раны,
невеселым
отшутясь
смешком…

***

Ночь приносит человеку сон:
От ошибок и тревог – забвенье,
От дневных трудов – отдохновенье,
Равно и добру и злу – заслон.
До утра отложены дела,
До утра – надежды и сомненья…
До утра, уносят на крылах, -
Человека –
Птицы-сновиденья…
Спит учитель. Спит и ученик -
Каждый получил свою награду.
Спит ребенок сладко и старик
Сон вкушает – чистую усладу.
Спит богатый. Бедный – так же спит.
Обладая драгоценным даром,
Всякий оделен и без обид
Благом свыше
Попросту и даром.
Равноправно и печаль и смех
Затихают в сумраке пространства.
Ночь-судья уравнивает всех
На весах земного постоянства.

***

Духовной жаждою томим,
Пришел к подножию Парнаса,
Внимать божественному гласу,
Чудаковатый пилигрим.
В надежде, что его мольба
Достигнет вечного престола,
И снизойдет живое слово
На утомленного раба…

Бог внял молитве
И сошла…
Лавина снежная с вершины
И под собою погребла
Всю близлежащую долину.

***

Пристрастился к стрельбе из лука.
Словно принц на пригорок хожу
Каждый день, упражняя руку
В синь небесную стрелы сажу.
Где упала стрела на излете
Золотым опереньем звеня?..
Уж давно на ближайшем болоте
Ждет царевна-лягушка меня.

***

Ушла – как не было ее.
И год минул и два…
Пошло по сердцу забытье,
Как по тропе трава.
Стирая все ее следы
Сильней день ото дня,
Цветут забвения цветы
На сердце у меня.

В трактире

Осушив мутной жижи “косушку”
О столешницу грохнул кружкой:
- Не шампанское, чтоб в хрустале…
Пей!
Никто тебя тут не осудит
Из какой подходящей посуды
Горе-горькое пьешь на земле.

***

Во сне увидел: тихая речушка,
Табун коней спокойный у воды,
Ночной костер,
А у костра мальчишка
Лежит. На небе яркий след звезды
Падучей – белым пламенем налитый…
Такой, чтоб тысячу желаний загадать.
Но мальчик счастлив;
Нечего желать.
Ночь. Тишь. Река
И травами увитый
Июль волнами плещет в берега
Земли далекой
и почти забытой…

***

Подул весенний, южный ветерок
Пахнуло снежной талью,
И февраль –
заплакал и протек на желоб…
Запахло в сером городе весной.
Как конькобежцы чиркают трамваи
по рельсам,
а из-за угла,
навстречу,
вдруг,
выскакивает солнце.
Большое и лохматое,
оно –
напоминает чем-то сенбернара,
которого спустили с поводка.
И он от радости нечаянной свободы
готов сейчас расцеловать
пол мира…

***

Осторожно – злая собака!
Я на чьей-то калитке прочел.
Было холодно, дождик накрапывал
Я прочел, да и мимо прошел.

Жизнь собачья – поганая штука
На цепи… Да о чем говорю.
На цепи стервенеет и сука,
Каково ж на цепи – кобелю?!.

***

После промозглой слякоти
По утру снег первый лег.
Вы его люди не трогайте
Прикосновением ног.
Не торопитесь подошвами
Мять эту нежную синь
Дайте же люди подольше мне
Полюбоваться простым.
Чистым покровом. Успеете
Вытоптать свежую гладь.
Как вы не понимаете
Первый снежок – на погляд.

Путевое

Трясусь в телеге.
Худо-бедно – еду.
И как никак, все ж не пешком идти.
Ухабы – жуть. Но благодарен деду
Что взялся незнакомца подвезти.
Совсем отвык от сельских вездеходов,
Верчусь как грешник на сковороде.
Болтает так, что красные разводы
Плывут в глазах туманом и серде-
чко прямо скажем не на месте…
А деду хоть бы что – мурлычет песню
И жалуется:
- Стары мы с коньком,
А то бы, прокатили с огоньком.

***

- Ты куда судьба летала
К Богу или так,
Между “А” и “D” блуждала,
Там, где рыщет “Враг”?
С бору сосенки сбирала
Или же зерно
Вечной истины искала?
Что глядишь темно?!
- Я была за дальним лесом
Посреди избы
В ней сидит пророк и бесов
Гонит из судьбы.
Я изгнать хотела беса
Но изрек пророк:
- Не нашел в тебе я беса,
Но увидел рок.
Это зло не изгонимо.
Это горб души.
Проходи – сказал он – мимо.
Свет мой не глуши.
Ты живешь в грехе немалом
И тебе судья
Только времени зерцало
Но не я, не я.
Я гоняю мелких бесов –
Призраков сует…
Твой хозяин – сын Зевесов.
Полубог. Поэт.
Он тебе не подотчетен –
Сам себе – Судьба.
В счастье он как солнце светел
В горе он как бездна черен
Ну а ты – раба.

***

Не избыть тревоги и печали.
Жизнь без них, по сути, и не жизнь.
Если б небеса не омрачались
Кто бы посмотрел в немую высь.
Не забыть нелегкие дороги,
Тяжкий путь промеришь всей душой.
Боги может есть, но эти боги,
В тех краях откуда я ушел…
Жизнь не кущи райские, не сени…
Но не унывай моя душа.
Не изведав зла и потрясений,
Ты б не осознала ни шиша.

***

Пьянствую.
Подохну под забором
Головою проломив бурьян.
Бабушка читает наговоры,
На бутылку водки и стакан.
Бабушка – ты древняя, а все же,
Змий зеленый и тебя древней.
Не шепчи напрасно – не поможет,
Не перешипишь ползучих змей.
У меня душа – сухое русло,
А на дне его тела сплели
Боль. Тоска. Бессилие –
Три чувства.
Три исконно русские змеи…

***

Ночью - словно что-то в бок толкнуло -
Пробудился и открыл глаза.
Прошлое ли в темноте кольнуло?
Или уходящая гроза
Бочками пустыми громыхнула?.. -
Птица-сновидение вспорхнула
И ушла кометой в небеса…
Но еще качается душа,
Словно потревоженная ветка,
И шально стучит в грудную клетку
Сердце, как в предчувствии ножа.

***

Голова уходит в плечи
Словно солнце за холмы.
Горбит человека вечер,
Долят старческие сны.
Пробираемся устало
По нехоженым местам,
От привала, до привала
К райским кущам и плодам…
Со ступеньки на ступеньку,
Со дня на день - весь свой век
Потихоньку, полегоньку
Сходит в небо человек.
Голова уходит в плечи,
Крылья лезут из спины,
Горбит человека вечность.
Горят ангельские сны.

***

Деревянные храмы скитаются
По Земле словно люди.
Они
Разбираются и собираются
Переходят поляны и дни…
Этот храм Николая-угодника
На байкальском нашел берегу
Тела Родины – малая родинка;
Чудотворец по пояс в снегу…

***

Я не знаю в каких краях,
На каком перепутье загину.
Может душу отдам в ковылях,
Может в душном бурьяне полынном.
И не зная ни часа, ни дня,
Я вбираю глазами пространство…
Мать-земля пошепчи на меня
Наговор от жены и от пьянства.
От оков, от негаданных пут
Огради, если только возможно.
Пожелай выходящему в путь
Ветра, поля, да пыли дорожной.

***

Окно открылось как триптих,
Две створки, ты посередине.
Лишь занавески легкий штрих
Затрепетал в прозрачной сини.
И ты сама в тот миг была
Прозрачна и почти незрима…
Качнулись крылья из стекла
И стены дома стали дымом.

***

Мне тридцать лет, а я еще взрослею,
Так много еще деткости во мне.
Обидеть муху, я и ту не смею,
Сидящую напротив, на стене.
Я радуюсь; жемчужинками крылья,
Играют переливом сголуба.
А самого уж столько жизнью било…
Жизнь часто неоправданно груба.
И все таки, я до сих пор взрослею:
На грубость жизни попросту молчу.
И мухи я обидеть не умею,
Да и признаться, вовсе не хочу.

Сказка

Платье снято, беспечно брошено –
На прибрежном лежит песке.
А хозяюшка, как и положено –
Удаляется вплавь по реке…
Захвачу-ка я платье девичье,
Схоронюсь за ближайшем кустом.
Понимаю Ивана-царевича:
От любви, станешь, даже плутом…

Эта сказка, кем напророчена?
Кто ее нагадал по руке?
За кустом,
млеет принц “доморощенный”,
А царевна плывет по реке…

***

Строки смутные бродят в мозгу
Тихим гулом дальнего ветра –
Отрешиться от них не могу.
То порывом ударят в лицо;
По душе пронесутся и канут,
То стучат у калитки кольцом,
И в поля бессознательно тянут;
То смятение чувствую, то
Безотчетную злую тревогу…–
Надеваю внакидку пальто
И один выхожу на дорогу.

***

С годами, многое уже,
Воспринимаю по иному:
И тонкий колос на меже,
И тропку через поле к дому.
Не стану мять хлеба ногой
Как в пору шалостей ребячьих:
Душа становится другой –
Простой и зрячей…

***

Убаюканный бледным рассветом
На скамейке у дома сижу.
Подкатилось приленское лето
К пограничному рубежу.
Перелески “штурмует” осень.
Окурили туманы поля…
И летит в поседелую просинь
Долгий, долгий гудок с корабля…

***

Томленье предвесеннее над миром.
Уже не так шуршит лежалый снег.
Лишь лед переливается сапфиром,
Да облако вдали, как печенег,
Хранит зимы последние порывы…
А на душе, свободно и легко,
Но, чутко –
словно в майское предгрозье…
Вовсю сосулек вызревают гроздья…
Сподобились: – Весна не далеко.

Память

Отзвук дальнего выстрела гулом…
Встречи давней моей с подлецом…
Словно в сердце направили дуло,
И оно “полоснуло” свинцом…
Так, порою, жестокое слово,
Словно выстрел издалека,
Сотрясает души основы
До холодной дрожи в руках.
И ты снова сражен –
Ты не дышишь.
Через годы не улеглось.
Ты не стал ни добрей, ни выше…
В сердце та же обида и злость.

***

Ты чужая стала и злая –
Мимо наших проходишь ворот.
В переливах собачьего лая,
Удаляешься за поворот.
А старуха сказала внучке:
- Ой, не зря на собак нашло…
Знать, чужая, приблудная сучка,
Забежала в наше село.

***

Где живешь?
Как живешь?
Чем живешь?
Дорогая подруга моя.
Развеселые песни поешь
Горечь жизни в душе затая?..
Водку пьешь
Со слезой пополам?
Или новой любви вино?
Наше прошлое, словно хлам –
С глаз долой убрала давно.
Или помнишь меня и ждешь:
То жалея, то горько кляня?..
Где живешь?
Как живешь?
Чем живешь?
Без меня, без меня, без меня…

***

Ударил гром и разошлись
Дороги-параллели.
Мосты над пропастью зажглись
И до утра сгорели.
И отблеск зарева того,
И тени – пали в душу…
Пути не вижу своего –
Раздавлен и оглушен...

***

Одиноко, о, как одиноко.
Вдалеке и близи ни следа.
Та, что шла незаметно сбоку
Вышла вся, но когда и куда?!
Я очнулся, но поздно, как поздно!
Дует ветер предзимний в лицо…
Тускло светят холодные звезды,
Да на пальце блестит кольцо.


Календарь праздников



Юбилеи года



Читателям



Информация

Яндекс цитирования

 

2007-2017 © Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Усольская городская централизованная библиотечная система"