На главную Написать письмо
 
Наши партнеры



Мы в соцсетях





Опрос
Как часто вы ходите в библиотеку?
Ежедневно
Раз в неделю
Раз в месяц
Раз в год
Я не хожу в библиотеку

Сталий Ермолин

Играл оркестр на станции Тыреть
У нас фурор, повсюду близких лица,
И хочется плясать, смеяться, петь.
Военный взвод, в порядке репетиций,
Давал концерт на станции Тыреть.
Звучали вальсы, бравурные марши,
И все дышало музыкой окрест.
Впервые в жизни на вокзале нашем
Играл военный, духовой оркестр.
Трубил горнист, гремели в лад фанфары,
Маня мальчишек, стариков, невест.
И вот уж в вальсе закружились пары
Под этот дивный, духовой оркестр.
Лилась мелодия чудесная, живая,
От солнечных лучей сверкала медь.
И было это в сорок пятом, в мае,
На нашей скромной станции Тыреть.
Под рев басов и чистый звон литавры
Плясал народ с немыслимыми «па».
И все улыбки, взгляды, слезы, лавры
Дарила щедро воинам толпа.
Мотив знакомый грел и рвал нам души.
И пели трубы страстно, в унисон,
Как «выходила на берег Катюша»
Под старый, милый вальс «Осенний сон».
И маршем под «Прощание славянки»
Шагал на фронт родных солдат отряд.
То вдруг в саду «смуглянка-молдаванка »
Нам собирала спелый виноград.
А музыка ласкала и терзала,
И мы готовы слушать без конца,
Как девушка с крылечка провожала
На смертный бой любимого бойца.
Рыдал фагот и в такт бил барабанщик.
Услышишь раз, и можно умереть.
Такой концерт нам и не снился раньше.
Играл оркестр на станции Тыреть.

Тогда мне было десять лет
Шли чередой на запад эшелоны
По графику военных, грозных дней.
Теплушки и товарные вагоны
Везли на фронт отцов и сыновей.
И мы на нашем крошечном вокзале
Встречали каждый поезд всей гурьбой.
И в дальний путь с надеждой провожали
Своих бойцов на смертный правый бой.
Одной судьбой тогда все жили вместе,
Делили поровну и горе, и добро.
А голос Левитана слал нам вести
О сводках с фронта по Информбюро.
Был месяц май, и год был сорок пятый.
И шел тогда еще двадцатый век.
К Берлину шли советские солдаты.
И знал об этом каждый человек.
Был месяц май, и мы учились в школе.
По улице носились босиком.
И колоски искали в сжатом поле.
От сторожей-объездчиков тайком.
Покой и сон в то время были редки.
Победы час ковала вся страна.
Мне не забыть счастливый вопль соседки:
«О, Господи, закончилась война!»
На миг забылись горести и беды
И слезы, и печаль ушли на дно.
Ведь в этот долгожданный День Победы
Все верили и свято, и давно.
И было все: и по погибшим тризна,
И всем живым устроен славный пир.
С победою жила моя Отчизна
Надеждами на счастье, лад и мир.
Я в жизни краше праздника не знаю.
В душе моей, как негасимый свет,
Остался День Победы с теплым маем.
Тогда мне было ровно десять лет.
Редеют роты наших ветеранов,
Как в легкой дымке тают облака.
За ваши муки, кровь и злые раны,
Вам, ветераны, слава на века!

Письмо

Здравствуй, милый дядя Вася!
Так хочу тебя обнять!
Я учусь в четвертом классе
На «четыре» и на «пять».
Рвутся ласточки к нам в сени,
И опять пришла весна.
А картошки еле-еле
Хватит лишь на семена.
И муки почти ни грамма –
Будем лебеду варить.
Но тебе об этом мама
Не велела говорить.
К сожаленью, так случилось,
Всем сегодня нелегко.
Наша Зорька отелилась,
Значит, будет молоко.
Мы разучивали в школе
Хором песню «Огонек»
И техничка тетя Оля
Слезы прятала в платок.
И про медсестру Анюту
Пели дружно мы всерьез.
И у нас глаза минутой
Были мокрыми от слез.
Без мужчин в деревне тихо.
Мама ездила в раймаг,
И купила где-то жмыха
Иль сменяла на табак.
А у Феди грудь в наградах,
Только он теперь хромой.
Дядя, бей фашистских гадов!
И вернись живым домой.
И тебя молю я снова:
Возвращайся поскорей!
Мы все живы и здоровы.
Твой племянник, С. Андрей.

Помолчим…

Е.Т.И.

Вечерком мы вдвоем сядем рядом,
Отдохнем от дневной суеты.
И улыбкой своею и взглядом
Обо всем молча скажешь мне ты.
Все, что есть, сотворили мы сами,
И не станем друг друга винить:
Между мной и твоими глазами
Протянулась незримая нить.
В пене грез и порывов мятежных
Не считал я удач и потерь,
И к тебе несказанная нежность
Жжет мне душу до боли теперь.
Сколько мук, и тревог, и волнений
Испытала ты в трудной борьбе.
И за мудрость твою и терпенье,
Дорогая, спасибо тебе.
Помолчим, друг мой милый, прелестный.
В доме нашем тепло и светло.
Пусть наполнится жизнь звонкой песней,
Всем печалям и бедам назло.
Пусть на лица рукой беспощадной
Бремя лет наложило печать,
Мне с тобою легко и отрадно
Просто так посидеть, помолчать.

Свадьба

Нет, не звучало марша Мендельсона
При входе в ЗАГС невесты с женихом.
И не было бокалов пенных звона,
Наполненных играющим вином.
И не было свидетелей и свиты.
(И брак порой как карточный пасьянс).
Как хорошо, что мы без волокиты
Тогда вступили в дружеский альянс.
Нам выдали свидетельство о браке
И в паспорта «влепили» жирный штамп
В клетушке тесной, в тусклом полумраке,
Без торжества и без сиянья рамп.
И свадьба была скромной, но приличной.
Собрались лишь родные и друзья.
Ты в новом белом платье симпатичном,
В костюме выходном, но старом я.
С тех пор прошло без малого полвека,
В пути все было: тернии, цветы…
Благодарю судьбу и человека,
Которым, к счастью, оказалась ты!

Ты и я

Март над землею парит и кружится,
Нежные струны, в душе теребя.
Днем беспокойно и ночью не спится.
Кто виноват в этом: ты или я?
Запах черемухи в воздухе вьется,
Белою пеной заплещут сады.
Сердце пылает и трепетно бьется.
Кто виноват в этом: я или ты?

Розовая юность

Романтика юности – розовый свет.
Гудки поездов и прощанье вокзалов.
Промчалось полвека безудержных лет,
И это так много, и как это мало!
И первые встречи, и первая страсть.
Любовь разрывала порой нас на части.
И в этой любви была каждая часть
Полна сладкой муки и горького счастья.
Мы верили твердо, что все впереди.
Мечтали и в спорах зря копья ломали.
Но вот, скорый поезд растаял вдали,
И мы, как всегда на него опоздали.
Свой жизненный путь мы пытались найти
И строили с юным апломбом расчеты.
И было немало на нашем пути
Коварных ухабов, падений и взлетов.
В кругу сослуживцев, друзей и родни
Промчат буйством красок и зимы и лета,
Но юности нашей мятежные дни
Останутся в памяти розовым цветом.

Дороги

Дороги, дороги, дороги.
Шум ветра и моря прибой.
Надежды, мечты и тревоги.
Что ждет нас в дали голубой?
Мятежные детские годы,
И юности пылкой пора.
И вечная тайна природы
О сущности зла и добра.
Дороги, дороги, дороги –
Тревожной судьбы магистраль.
И дымка таежных отрогов
И облачной пены вуаль.
Стремнины речных перекатов
И тихий, задумчивый плес.
И первого грома раскаты,
И шелест любимых берез.
Дороги, дороги, дороги.
У каждого в жизни свой путь.
Ухабы, крутые пороги
И омутов зыбкая жуть.
Все будет: и боль, и победы,
И радость нечаянных слез.
И отблеск ночной «Андромеды»,
И свежесть предутренних рос.
Войдем в жизнь по тропам грядущим,
Без страха, упрека, нытья.
Дорогу осилит идущий -
Нетленный закон бытия.
В пути может всякое статься.
Подводных течений мир полн.
Но как ЧЕЛОВЕКОМ остаться
В пучине бушующих волн?

Не жалею,.. но грущу

Не жалею ни о чем, не плачу,
Наступает свой финал всему.
Все могло, конечно, быть иначе,
Только мне все это ни к чему.
Тихо бьется в окна лист осенний,
И в душе пронзительная грусть.
Мне близки Дементьев и Есенин,
Но всего дороже сама Русь.
Наломал я дров в пути немало,
Рвался в неизведанную высь,
Важно, чтобы совесть не терзала
За бесцельно прожитую жизнь.
На судьбу свою ничуть не ропщу,
Путь ошибок полон был и проб.
Ведь порою шел почти на ощупь,
И все те же грабли били в лоб.
Мне не жаль тех дней, что мчатся мимо.
В каждом своя прелесть и печаль,
Жаль, что часто огорчал любимых,
Только их мне бесконечно жаль.
Годы детства, юность, зрелость, старость –
Все этапы пройдены давно.
Главное, чтоб после нас осталось
На посевы доброе зерно.
Знаю, будет скоро час разлуки,
Все проходит, как и жизнь моя.
Остаются сыновья и внуки,
Значит, с ними остаюсь и я.
Но чем дальше детство, тем милее.
Прошлого уж больше не вернуть.
Ни о чем, что было, не жалею,
Только в сердце огненная грусть.

Ностальгия

Все чаще и чаще мне снится край детства,
Заветные струны в душе теребя.
Гнетет ностальгия, и некуда деться,
Мне так не хватает, край детства, тебя.
Я утром проснусь и, отбросив сомненья,
С собой соберу свой нехитрый багаж.
И в дальний вояж я отправлюсь с волненьем,
Развею тревожный, тоскливый мираж.
В мир детства шагну я по пыльной дороге,
Знакомой тропою сверну на поля.
И росные травы обмоют мне ноги,
Раскроет объятья родная земля.
Я к ней припаду и вдохну живой запах,
И нежные струны опять зазвенят.
Ведь здесь, на земле, жили мама и папа,
А ближе людей этих нет у меня.
Родные места – и любовь и отрада,
Зовут меня в даль, красотою маня.
С душистой малины нарву спелых ягод,
Таежные речки напоят меня.
И здесь с каждым днем оживаю опять я,
Заблудшего сына, край отчий, встречай.
Березы и кедры – мне сестры и братья.
И брат мне – колючий степной молочай.
Мне дорого все здесь вовек и поныне,
Родные просторы волнуют до слез.
А горечь ромашки и терпкой полыни
Нежней аромата распущенных роз.
Увижу ль тебя, край родимый, я снова?
Нас все отдаляет течение лет.
Ты ласковый был, а порою суровый,
Но лучше тебя все равно в мире нет.


Календарь праздников



Юбилеи года



Читателям



Информация

Яндекс цитирования

 

2007-2017 © Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Усольская городская централизованная библиотечная система"