На главную Написать письмо
 
Наши партнеры



Мы в соцсетях





Опрос
Как часто вы ходите в библиотеку?
Ежедневно
Раз в неделю
Раз в месяц
Раз в год
Я не хожу в библиотеку

Из истории усольского литературоного объединения

1959 - 1966г.

Первые сведения о литературной жизни нашего города в советское время можно прочесть в газете «Ленинский путь» за 1966 год. В статье бывшего тогда руководителя литобъединения Е.Глотова говорилось о том, что первая неформальная литературная группа зародилась, по сведениям от Н.И. Горбунова, в 30-е годы при горкоме ВЛКСМ.

Официальное же создание литературного объединения при городской газете  Ленинский путь» датируется 1959-ым годом. Вначале им руководил ответственный секретарь газеты Василий Кузин. Год спустя, его возглавил Игорь Тихонов из многотиражной газеты «Огни стройки». Тогда в объединение входили Юрий Аксаментов, Геннадий Молчанов, Николай Горбунов, Алексей Степанов, Аркадий Тягин, Аркадий Пржиалковский, В.Емельянов, Аркадий Гриневич, всего немногим более десяти человек.

Особенный интерес к литературному творчеству наблюдался в середине 60-х годов прошлого века, впрочем, как и во всей нашей стране. По путёвкам комсомола и по собственному желанию на стройки Сибири и в наш город ехали молодые одарённые люди со всего Союза. Особенно характерно для участников объединения тех годов – обилие молодёжи разных профессий: журналисты, рабочие заводов, строители, педагоги, медики. Их фамилии можно найти на литературных страницах газеты «Ленинский путь» и многотиражных газет Усолья. В 1965 году в литературное объединение вошли новые поэты и прозаики: Евгений Субботин, Владимир Горчаков, Галина Грибовских, Георгий Разгуляев, Лидия Юрьева – всего не менее  двадцати человек.

Очень часто тогда, вплоть до 70-х годов, в наш город на встречи с усольчанами приезжали дорогие гости из Иркутского отделения Союза писателей СССР: Марк Сергеев, председатель отделения, писатели Леонид Огневский, Алексей Зверев, поэты Виктор Киселёв, Ростислав Филиппов, часто бывал молодой тогда поэт Владимир Смирнов (Скиф) ныне председатель правления Иркутского регионального оделения Союза писателей РФ. Думается, что именно постоянная творческая связь и помощь иркутских товарищей помогли становлению многих наших поэтов и писателей, бывших в те годы членами усольского литобъединения. Это члены Союза писателей СССР Аркадий Пржиалковский, Евгений Гольский, Юрий Аксаментов, Евгений Глотов, Сергей Задереев, Евгений Субботин. Владимир Горчаков и Николай Сиротенко стали членами Союза писателей РФ уже в новом веке. К сожалению, Н.Сиротенко – посмертно.

Четвёртая областная и сибирская конференция «Молодость, творчество, современность» в 1966 году, в которой приняли участие и усольские литераторы была очень познавательной и запоминающей: ведь там было столько талантливых известных в Союзе писателей и поэтов «сибирской волны», вернее, иркутской, ведь там усольчане впервые увидели молодых классиков советской литературы Валентина Распутина и Александра Вампилова, многих известных сибирских писателей и поэтов, прошли мастер-классы по избранным жанрам, услышали оценку своего творчества от профессионалов. А всё это, как говорится, дорогого стоит. Возглавлял литобъединение в 1965- 66г.г кореспондент газеты «Ленинский путь» Евгений Глотов.

1967 - 1970 г.г.

Особенной была атмосфера на заседаниях объединения в 60-х годах прошлого века: очень дружественная, с вниманием и уважением друг к другу. Этих встреч с нетерпением ждали каждый месяц, готовились к ней. Каждый очередной выступающий советовался с более подготовленными товарищами, изучали нужную литературу, статьи, авторов. Литературное сообщество прирастало новыми людьми: егерем Тельминского охотхозяйства Германом Бобровым, Виктором Довыденко, Степаном Усовым, Валерием Сверко, Тамарой Снетовой, Людмилой Феч, Галиной Архиповой (Горчаковой), Адамом Прокопьевым.

Все они были молоды, талантливы и непохожи друг на друга. Более подготовленными к литературному труду были, конечно, журналисты из «Ленинского пути» и многотиражных газет: «Огни стройки», «Знамя труда», «Машиностроитель» - Аркадий Тягин, Яков Весёлый, Игорь Тихонов, Юрий Аксаментов, Валентина Окладникова, Валентина Пахалина, Лидия Юрьева. Из рабочей гвардии было немало одарённых авторов: Виктор Ищенко, Олег Дребезгов, Тамара Майборода, Владимир Горчакав,  Николай Крутилкин, Евгений Субботин, Николай Шаренда, Борис Яворовский, из педагогов – Сергей Задереев, Евгений Тихонов, Михаил Лимонов. Их фамилии под стихами и рассказами можно найти в литературных страницах тех годов. Особое внимание следует обратить на разнообразие тем, жанров и высокую духовность произведений. Большинство этих авторов активно сотрудничали с городской прессой - газетой „Ленинский путь” и многотиражками.

С 1967 до 1969 год городское литературное объединение при газете „Ленинский путь” возглавила Лидия Юрьева. И очень жаль , что именно в этот период произошло разделение усольских литераторов на два творческих объединения: одно – при городской газете, другое – при многотиражной газете „Огни стройки” и горкоме комсомола, который располагался в здании треста „Востоктяжстрой”. В это же время вышел в свет неформальный, „самиздатовский” сборник „Голубые города”. Он был издан по материалам литературных страниц многотиражки „Огни стройки”, т.е., фактически прошедших цензуру. Поэтому ничего антисветского ни в рассказах, ни в стихах авторов этого сборника не было. Многие из них и до и после выпуска „Голубых городов” печатались в городской газете. Единственно, что не могло понравиться представителям городской и областной  власти – сам факт несанкционированного издания. Но конкретно никто из участников выпуска „Голубых городов” никоим образом не пострадал (несмотря на некоторые домыслы) и на карьере их в дальнейшем этот факт никоим образом не отразился. Лучшим примером может быть биография первого секретаря Усольского горкома ВЛКСМ Арнольда (Олега) Харитонова, который написал вступление к сборнику.Некоторые неприятности были, но вскоре он переехал в Иркутск, где стал заместителем редактора областной газеты „Советская молодёжь”. Кстати, выйдя на пенсию, он, как многие талантливые журналисты, начал писать прозу автобиографического жанра и стал членом Союза писателей РФ.

В 1968 году пять усольчан, членов литературного объединения стали участниками пятой областной конференции „Молодость, творчество, современность” – Аркадий Тягин, Евгений Субботин, Сергей Задереев, Анатолий Тулугуров, Лидия Юрьева.

На эту конференцию приехали не только делегаты из нашей области, но и из Читы, Дальнего Востока и Западной Сибири. В большинстве это были молодые, но известные в стране писатели и поэты: конечно же, Валентин Распутин, Александр Вампилов, а также Вячеслав Шугаев, Алексей Зверев,Геннадий Машкин, Глеб Пакулов, Владимир Скиф – целая плеяда  писателей „иркутской волны”. Все мероприятия конференции были очень интересны и познавательны. Такую учёбу невозможно забыть: это были дружеские, добрые замечания талантливых людей своим менее опытным товарищам без всякого желания уязвить начинающих литераторов.

Естественно, что впечатлений от этих встреч нашим участникам конференции хватило надолго, не на одно заседание литературного объединения. Впрочем, иркутские писатели и поэты в эти годы были частыми гостями  наших заседаний литобъединения. Эта творческая связь и помощь помогли нашим поэтам и прозаикам подойти к следующей конференции 1970 года более подготовленными. Семь усольчан стали её делегатами.

Эта конференция стала для нас самой успешной. К тому времени литобъединение приросло ещё новыми талантами. Во-первых, в наш город приехал поэт Юрий Аксаментов, который с 1971 года возглавит наше литературное братство. Уверенно лидировали поэты Герман Бобров, Лидия Юрьева, Юрий Аксаментов, Евгений Субботин, Тамара Снетова – это о них скажет в своей статье в газете „Восточно-Сибирская правда” поэт Марк Сергеев, об успехе усольчан по итогам шестой областной конференции. Двое – Лидия Юрьева и Герман Бобров станут соответственно дипломантами первой и второй степени.

В чём же секрет успеха? Конечно же, в том,что такой вид творчества не может развиваться без общения, без обмена опытом, без общей учёбы, то есть, без литературного объединения. И именно в те годы, когда оно особенно активно работало, развивались несомненные таланты, а значит, и новые профессиональные литераторы – члены Союза писателей. И, судя по количеству поэтов, ставших профессионалами, Усолье – город поэтический.

ЮБИЛЕЙНАЯ ВСТРЕЧА

Очередное, юбилейное заседание литературного объединения состоялось 3 октября в городском краеведческом музее. На эту встречу пришли члены литобъединения, все, кто пробует себя в прозе, стихах, кто хранит память об одарённых писателях и поэтах земли усольской в музейных экспонатах.

Из гостей был хорошо известный в нашем городе Арнольд (Олег) Харитонов, бывший первый секретарь Усольского горкома ВЛКСМ, автор предисловия к нелегальному сборнику «Голубые города» в 1967 году.

И, конечно, большая часть встречи была посвящена воспоминаниям членов литобъединения Усолья о времени романтиков, искателей 60-х годов прошлого столетия.Тогда в обществе наблюдался интеллектуальный и гражданский всплеск, а наша литература (иркутская особенно) обогатилась новыми именами, классиками. Не обошла эта волна стороной и наш город, наше объединение, о чём и говорили выступавшие с долей ностальгии о тех незабываемых годах – «когда мы были молодыми…»

Вторая часть встречи была посвящена презентации книги стихов Веры Мамедовой «Жажда жизни», изданной усольским краеведческим музеем, где большую часть работы над сборником выполнила сотрудник музея Татьяна Васильевна Корсун.

А до этого на одном из недавних заседаний члены литобъединения предложили дать возможность наиболее подготовленным, интересным нашим поэтам печататься в литстранице не по одному-двум стихотворениям, а не менее шести, то есть, в подборке.Так, что сегодня у наших читателей есть возможность лучше познакомиться с поэтическим творчеством Веры Ивановны Мамедовой.

Вот небольшое вступление к этой подборке.

Вера Мамедова хорошо чувствует язык, как это редко бывает, душой, естественно, непосредственно, живо и точно отображает свои мысли и образы в поэзии.

Читаешь её строки и чувствуешь мерный ритм не только строчек и строф, но и настроение автора, настроение природы и легко настораиваешься на определенную пору: детства, осени, любви; чувствуешь себя вместе с автором.
Такое приобщение возможно лишь тогда, когда поэт предельно исренно и точно передаёт свои ощущения, мысли яркими образами. Так что, наше литературное братство, наш город обогатились ещё одним неординарным, одарённым поэтом.

«ОСЕНИ ЖИВОПИСЬ ЗВОНКАЯ …»
Вера МАМЕДОВА  

*     *     *
Научите меня рисовать.
Я хотела б увековечить
Этой осени благодать
И покой, что, увы, не вечен.
Этот тёплый, неяркий свет
Уходящего спать светила,
Эту нежность мою к тебе,
Что всю жизнь мою осветила.
И на жёлтом – зелёную прядь –
Отголосок ушедшего лета.
Научите меня рисовать,
Чтобы я не забыла всё это.

*     *     *
А было так: кончалось лето,
Качался жёлтый лист в воде,
И облака перед рассветом
Рождались неизвестно где,
И, уплывая, уносили
Последних листьев красоту.
Деревья над рекой простыли,
Шагая слепо в темноту.
И по реке осенней, тёмной,
Всё дальше от родной земли,
Покачиваясь плыли брёвна –
Кочующие корабли.

 *     *     *
Осени живопись звонкая –
Зонтики, шляпы из фетра,
Ветки рябины тонкие
И птицы – осколки ветра.

*     *     *
Это красиво очень,
Как золотая осень
Красных среди осин
Лето ушедшее просит:
- Не торопись и просто
В гости зайди, посидим.
Плавной походкой вальяжной
Лето приходит важно
К осени на денёк.
Иужевной паутинкой,
Как оренбургской косынкой,
Принаряжает пенёк.
Буйствует бабье лето,
Солнцем земля согрета.
Лишь одинокий лист,
Чувствуя холод близкий,
Ищет последнюю пристань,
Соло танцуя на «бис».
   
*     *     *
Неба редкостная просинь,
Уходящее тепло –
Летом брошенная осень
Прзябает за стеклом.
То смеётся, то заплачет,
То ветрами зашумит,
Заскандалит и заскачет,
Вдруг затихнет и молчит.
То песком швырнёт в оконце,
То наморосит дождей.
И опять засветит солнце…
В общем, всё как у людей.

*     *     *
Червонным золотом засыпаны поля –
У осени богат прощальный пир.
И листья, как смешные обезьянки,
Летят в продутый долгим ветром мир.
Какая осень! Как узор пестрит!
И радуется глаз смешеньем красок,
И хочется до боли грустных сказок,
А осень пусть качается и спит.
Расписанные золотом огней,
Деревья жадно тянут ветки в просинь.
Пускай они горят себе, а осень
Вернётся вереницей журавлей…

*     *     *
А осень щедрая была –
Горстями листья раздавала,
Смеялась, плакала, качала,
Дарила, пела и плыла.
А осень добрая была –
В туманы рощу наряжала,
Гусей крикливых провожала,
Но не хватало ей тепла.
Продрогла осень и ушла.
Последний дождь о ней поплакал,
Мороз покрыл деревья лаком,
И вьюга тропки замела

*     *     *
Подсмотрела я по случаю
Тихой, тёплой ранней осенью,
Как своей метлой колючею
Дворник улицу расчёсывал.
Воробьи в пыли чирикали,
Добывая пропитание,
И сверкающими бликами
Пробивалось солнце раннее.
Жизнь текла легко и весело,
Старики курили трубочки,
Вот и радуга развесила
На просушку свою юбочку.
И кружились листья важно так.
Знаю, будет день удачливым.
И хотелось крикнуть каждому:
- Улыбнитесь, будьте счастливы!

*     *     *
Как душевное волнение
Мне переложить в слова?
Настроение осеннее,
Как пожухлая трава.
Дым густой и горький стелется –
В огородах жгут ботву.
Скоро белая метелица
Здесь запляшет наяву.
И у леса у дремучего
Побелеет голова.
Ну, чего себя я мучаю,
В чём я нынче не права?
Или просто осень рыжая
Нагоняет скуку мне?
Лето кончилось. Мы выжили.
Будем думать о весне…

Ираида ПОЛЯКОВА

ВРЕДНАЯ  ЖЕНЬКА

На нашу долю выпала Великая Отечественная война. Хорошо,что мы – моё поколение –  были тогда детьми и не осознали в полной мере всего происходящего.Голод? Да. Но ведь выжили же. И ничего не просили у взрослых.Потому что знала, что взять неоткуда. Даже сладковатая мороженая картошка, которую по весне собирали на полях, казалась вполне пригодной едой. В первое же военное лето нас, пятиклассников, отправили на заготовку ягод голубицы для госпиталей. Жили мы в лесу, в шалашах. Нашим бригадиром была пионервожатая, ученица десятого класса.

Была в нашем классе бойкая девчонка Женька из эвакуированных с Украины. За её задиристый нрав приклеилось к ней прозвище «вредная Женька». Всё-таки неординарным была она человеком. Мне часто вспоминаются наши концерты в госпиталях, где Женька пела - «Удивительный вопрос, почему я водовоз?» В какой-то немыслимой соломенной старой шляпе она пританцовывала, подражая герою кинофильма «Волга – Волга» и срывала аплодисменты. Мне запомнился один крепкий морячок с подвязанной рукой. Он аплодировал громче всех, шлёпая ладонью… по шее, и вызывал Женьку на «бис».

Через два года мы вновь оказались с ней вместе. Нас, человек 25, отправили на заготовку дров для школы. Женька стала ещё бойчее. В спорах всегда выходила победительницей, и не потому что была права, а потму что спорившему с ней негде было вставить слово в еёэмоциональную речь. Даже мальчишки сторонились её, так как свою «правоту» она могла и кулаками отстаивать.

Итак, 1944 год.Нас привезли на грузовой машине в лес. Предстояла заготовка берёзовых дров. Берёза – редкий гость в наших сосновых лесах, а тут - целая роща в праздничном убранстве. Мы ахнули, увидев эту картину. Белоствольные красавицы-берёзы, море цветов. Разноцветные бабочки,  прозрачные стрекозы мелькали пред глазами, безбоязненно садились на руки, и мы любовались их бархатными, пятнистыми крылышками. А ведь нам предстояло уничтожить всю эту красоту…

- Не боись, девчата,, это не страшней бомбёжки, – это была обычная Женькина присказка, а уж что такое бомбёжка она знала не по рассказам. Нас разбили на бригады по пять человек, но получилось, что в нашей бригаде были одни девчонки. Старшей стала Женька. «Вредная Женька» успела перессориться с другими бригадами и нашим руководителем, военруком, поэтому рассчитывать на помощь со стороны было нечего.

Спилим берёзу, а она, родимая стоит, не хочет падать, будто не решается расставаться с родными корнями. А мы стоим и смотрим, задрав головы – куда же она повалится. Начинаем толкать её, а она, глядишь, упадёт вершиной на бугор. И тут начинаются наши мучения. Сучья обрубим, а распилить ствол на чурки не можем: пилу зажимает.

ромучаемся полдня, приходится бросать.Приходит бригада посильнее и быстро расправляется с нашей берёзой.Обратно идём молча, угрюмо, сил нет даже разговаривать.

Однако молодость берёт своё и, немного отдохнув, собираемся у костра. И тут Женька всех очаровывала своим голосом. У неё он был высоким, чистым. Она знала много украинских песен. – Ирка, вторь! – требовала она, и каким-то внутренним чутьём я угадывала, как надо «вторить». И наши голоса звучали слаженно и красиво.

В ночное небо взлетали снопы искр. Над нами раскинулось тёмное, словно бархатное небо, и звёзды подмигивали нам. Словно зачарованные мы пели песни Женькиной родины:

Дывлюсь я на нэбо, тай думку гадаю,
Чому я нэ сокил, чому нэ литаю…
И военные
Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч,
Над тобой летят журавли…

С тех пор я люблю хоровое пение и такой мягкий, мелодичный украинский язык и украинскте песни.
У костра вспоминали довоенную, такую хорошую жизнь. «Помните, девчонки, до войны были конфеты-подушечки, - мечтательно говорила Соня.

«А ещё горошек…» добавляла Эмма. «А ещё были булочки в буфете по 10 копеек…», «А, может война уже кончилась, а мы здесь ничего не знаем…»

«Приедем домой, а в магазинах – хлеба!! Вот уж наедимся…»

Мечты, мечты… А до конца войны ещё около года, а до отмены карточек –  целых три…

Но вот работы завершены, подведены итоги. И оказалось, что наша бригада недовыполнила план. Военрук тправил всех домой, а нас оставил ещё на день мы должны были напилить ещё поленицу дров Место указано.

- Я проверю, - пригрозил военрук. «Не журись, девчата, это не страшней бомбёжки,» - как всегда заявила Женька. И как только машина с «лесорубами» скрылась из виду, она приказала нам принести из каждой поленицы по чурке и наша поленица выросла на глазах.Совесть нас немного мучила, но Женька быстро нас успокоила: «Мы что? Хуже всех работали? Мы же не виноваты, что у нас сил мало».

Прости, родная школа, что не досчиталась ты двух кубометров дров…

Вскоре мы вышли на тракт, ведуший к дому.Это пустяки – протопать двенадцать километров пешком. Так к прежней поговорки у Женьки прибавилась новая: «Это вам не лес валить»…

Ой, казала мени маты, тай приказувала,
Шоб я хлопцив во садочку не приважувала,
Эта песня пригодилась как марш, а белая берёза на прощанье помахала нам на прощанье. Может, та самая берёза, которая осталась живой, благодаря нам.

Где ты, вредная Женька? После войны её семья вернулась на Украину.

Как сложилась твоя жизнь? Вспоминаешь ли ты Сибирь, берёзовую рощу, девчат, ночное небо над костром и то, как звучали украинские песни в дапёком сибирском краю?


Календарь праздников



Юбилеи года



Читателям



Информация

Яндекс цитирования

 

2007-2017 © Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Усольская городская централизованная библиотечная система"