На главную Написать письмо
 
Библио Родина

Опрос
Как часто вы ходите в библиотеку?
Ежедневно
Раз в неделю
Раз в месяц
Раз в год
Я не хожу в библиотеку

Александр Акимов

Александр Акимов – Comes de Acterne

* * *
Плени меня в свой самый сладкий плен,
Я сдамся, только чтобы быть с тобою
И ночью твой роскошный, старый плед,
Накроет нас счастливою судьбою.

Прости меня за сделанное зло,
За грубость, ей любовь свою мы губим,
Хоть неосознанно, но почему- то всё равно,
Мы больно делаем всем тем, кого мы любим.

Плени меня улыбкою своей,
От счастья стану сразу безоружен,
Красивою любовью отогрей,
Чтоб понял я, как сильно тебе нужен.

Плени меня, в единственный мой плен,
Тобой пленённым быть хочу я только,
Бежал я раньше от родимых стен,
С тобою я готов прожить хоть сколько.

Плени меня и будь пленённой мной,
Хочу я чтобы ты была счастливой,
И будь моей единственной, одной,
Пленённой как и я тобой, любимой.

* * *

С губами твоими нежными,
С глазами твоими страстными,
Я с радостью стану грешником,
Надеясь на встречи частые.

Я жду тебя как знамение,
В бреду, в полусне, до старости,
Я каждое жду мгновение,
Влюбившись в тебя без памяти.

Я стану твоим дыханием,
Как тень за тобою следуя,
Я буду твоим мечтанием,
С тобой буду вечно, преданно.

Твоею хочу стать прихотью,
На чувства надеясь ответные,
Любовь твоя, не станет пусть милостью,
Пусть станет желанной, заветною.

* * *

Пропитай меня своим запахом,
Быть хочу поглощённым тобой,
Для меня ты извечная заповедь,
Долгожданный, желанный покой.

Услади меня своей близостью,
Окуни в сладкий мир с головой,
Я твой раб, и пусть с грешною низостью,
За тобою пойду как слепой.

Заключи меня ты в объятия,
Прикоснись к голове головой,
Прошепчи будто старым заклятием,
Что отныне навеки я твой.

Взбудоражь мою кровь откровением,
Что таила в себе много лет,
Мы друг друга с тобою затмение,
Сумасшедший, немыслимый бред.

Жаль с тобою мы на расстоянии,
Всё же тянутся наши сердца,
Но боятся сгореть точно в пламени,
Чтоб не сгинуть с земли до конца.

Друг у друга мы просим прощения,
И надеемся встретиться вновь,
И храним в ожидании, в смятении,
Верность вечную, дружбу, любовь.

* * *

“ Три креста”

Судьбою в жизни так предрешено,
Есть три креста у каждого на свете,
Ведь человеку Богом суждено,
И взрослым и новорождённым детям.

Явиться миру с ангельским лицом,
Увидев белый свет в свой день рожденья,
И первым быть помазанным крестом,
Отцом святым на таинстве крещенья.

Второй же крест: у каждого он свой,
И что сулит он, вряд ли кто - то знает,
Возможно кто – то в обществе изгой,
И вроде не грешит, а всё ж страдает.

Другим напротив почести, хвала,
А судьбоносный крест – всегда награда,
И навсегда ушла от них сума,
И от тюрьмы высокая ограда.

Последний крест, он скорбный для родных,
И изменить итог, увы, никто не в силах,
Душа, перерождается в иных,
А тело - у заплаканной могилы.

Есть три креста у каждого из нас,
Решённый отпечаток наших судеб,
Возможно, что когда нибудь, Бог даст,
И всё нормально с человеком будет

* * *

Лицо твоё изящной красоты,
Нетронуто проклятым тленным прахом,
Жила всегда забот не зная ты,
Порхала будто певчей, звонкой птахой.

Ты думала, что с жизнью “ты на ты”,
А жизнь тебя сестре своей отдала,
И смерть тебя взяла в свои бразды,
И правит, своим мёртво бледным балом.

И вот ты безмятежное дитя,
Лежишь в гробу и тело бездыханно,
И лишь улыбка, на лице шутя,
Сияет неподдельно безымянно.

И кто-то понадеется, что вновь,
Воскреснешь ты, и будет всё как раньше,
Что заиграет в жилах твоих кровь,
И мир услышит песнь твою без фальши.

Но нет, увы, нельзя тебе назад,
Всё будет в мире так, как оно будет,
Закончен этот праздничный парад,
Тебя теперь никто уж не разбудит.

* * *

Любовь от Бога, будто в святости,
Дана и в горести и в радости,
В сплетении счастливом тел,
Дана навечно только тем,
Кто, будь то в трусости иль смелости,
Хранит партнёру венец верности,
И не изменит никогда,
Влюбившись, раз и навсегда.
И даже пусть в момент отчаянья,
К другим причалам не причалится,
Останется всегда примерным,
И от любви – благословенным.

* * *

“Падшая”

Твоею юной красотой,
Гордиться мог любой по праву,
Для многих стала ты мечтой,
Как бриллиант большой в оправе.

Стройна, умна не по годам,
И опыта для юных лет, не мало,
Ты настоящая мадам,
Которой многим не хватало.

Поклонников тебе не счесть,
У твоих ног, как перед троном,
Тебе всё чуждо, даже честь,
Хотя и молишься иконам.

Ты честной жизнь прожить могла,
Но лёгких денег пожелала,
Себя в тринадцать продала,
В любовь ты верить перестала.

И всё же хочешь полюбить,
О принце по ночам мечтая,
Но кто же сможет всё простить?
Ведь ты же падшая, чужая!

* * *

Металл, нагретый до красна,
Оставлен им ожог на коже,
И шрам на теле у меня,
На линию твоей судьбы похожий.

Он подтверждает для тебя,
Что сказано когда-то мною,
Нависнет, душу теребя,
Клинок, наточенный судьбою.

Держа его в руке, палач,
Замах задержит в ожиданье,
Но вряд ли будет слышен плач,
Родных, пришедших для прощанья.

И остриё над головой,
Душевной мукой обернётся,
Когда придёт черёд плохой,
Когда он в жизнь твою ворвётся.

Но ты не бойся, не проси,
Чтобы палач всё сделал быстро,
Кто делал зло, всех их прости,
Пусть твоя совесть станет чистой.

Оставь всё прошлое врагу,
А жить с начала попытайся,
Я от беды уберегу,
Моим словам душой предайся.

Я отведу судьбы клинок,
Все будут думать, палач – дрогнул,
Стань лучше, пусть хоть на чуток,
Ведь Бог почти тебя затронул.

* * *

“Вселенная”

Во гневе правящей рукой,
И на людском переполохе,
Играет жертвенной судьбой,
Вселенная на долгом вдохе.

И вдох, и выдох по часам,
И катаклизмам нет придела,
И по планетным по осям,
Дотронется рукой несмело.

И вновь земля накренена,
Водой сбивая танцы пламя,
Но те, кто выжил от огня,
Тот от воды исчезнет в память.

Идёт естественный отбор,
Победно по земле ступая,
И многомиллионный мор,
Потомкам место уступает.

Но до конца не завершив,
Игру, во всех своих покоях,
Вселенная опять решит,
Оставить плоть на миг в покое.

* * *

Мы с дедом забрались на старый чердак,
Где разные вещи хранятся,
Покрылось всё пылью, сплошной кавардак,
И как же нам здесь разобраться?

Искали мы долго и вскоре нашли,
Сундук, что для деда дороже,
И сразу из дедовых глаз потекли,
Уснувшие в памяти слёзы.

Дед бережно крышку рукой приоткрыл,
Сметая ладонью пылинки,
И всё, что там было, он мне подарил,
Любимой, родной кровинке:

Кокарда, медали, значки, ордена,
Штык – нож и солдатская фляжка,
Каска, пилотка, из латуни одна
От ремня блестящая пряжка.

Пожелтевшие письма, фотоальбом,
Всё это подарено мне,
И много историй рассказано дедом,
О пройденной, страшной войне.

Дед подвиги ради нас всех совершал,
Не раз мог погибнуть в бою,
И чтоб не случилась, я пообещал,
Что в памяти всё сохраню.

* * *

Покровом мёртвой тишины,
Накрыла ночь затменьем разум,
Ожили те, кто не должны,
Кто не крещённым был ни разу.

Все двери склепов отворясь,
Протяжным скрипом извещали:
Пришла неведомая власть,
Которой никогда не ждали.

Холодный свет ночной луны,
И дикий вой, студящий душу,
Нет, мы не Богом рождены,
Воскресли, заповедь нарушив.

Нагой оскал, потухший взор,
И запахи манящей крови,
На шее с каплями узор,
Вампир оставил след свой новый.

Но свет от утренней звезды,
Неумолим, жесток, опасен,
В могилу все ушли, и ты,
Теперь как мы, для всех ужасен.

И каждой ночью, вновь и вновь,
Лишь вырвешься из створок ада,
Прокусишь вену, вкусишь кровь,
Нам больше ничего не надо.

© Александр Акимов – Comes de Acterne.
Все произведения автора защещины законом об авторском праве и малейшее переделывание текста, без согласования с автором будет преследоваться по закону.

Мы в соцсетях

Календарь праздников



Юбилеи года



Читателям



Информация

Яндекс цитирования

 

2007-2017 © Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Усольская городская централизованная библиотечная система"